Expand Cut Tags

No cut tags

Mar. 21st, 2017

yurkovskaya: Психолог Ольга Юрковская (Default)

В очередной раз выполнив лишь половину запланированного, я наконец-то последовала совету по тайм-менеджменту и месяц записывала, куда же уходит моё время, чтобы понять, почему я так мало успеваю.

woman-1209866_1280.jpg




 

Совершенно неожиданно выяснилось, что моя основная работа – не та, что я думала. На самом деле я «на полторы ставки» работаю многодетной мамой – без выходных, по 8-12 часов иногда. Детей надо накормить, убрать за ними, вылечить, свозить на кружки и секции, вместе позаниматься.

Оказалось, что работать мамой – серьёзная нагрузка на женщину. А то, что я делаю за деньги, занимает у меня в два раза меньше времени, чем дети и быт. Посчитаем? У меня трое детей разного возраста с разными занятиями. Мы живём за городом (без общественного транспорта).

Завтрак, обед, ужин – три часа в день, включая приготовить, поесть и поговорить, убрать кухню = 21 час в неделю.

Отвезти младшего в садик и забрать (по 30 мин.) = 5 часов в неделю.

Кружки и спорт у старших: отвезти – подождать – привезти домой. 3 часа одна поездка ежедневно = 21 час в неделю.

Обычно ещё два-три раза в неделю есть вторая поездка с детьми на 1-3 часа (парикмахер, стоматолог, в гости, в развлекательный центр или в парк, в театр).

Покупка продуктов через день = 2 часа в неделю.

Позаниматься и пообщаться 1 час в день = 7 часов.

Загрузить стирку, развесить, поутюжить = 2 часа в неделю.

Уже получается более 60 часов работы в неделю.

И это при том, что у нас приходит раз в неделю и 8 часов убирает домработница, 3 часа занимается репетитор. Если бы это делала я, то мои занятия детьми и бытом составили бы более 70 часов в неделю. Да, иногда удаётся что-то совместить, но не очень часто. Плюс покупка и ремонт одежды, общение с учителями или врачами, детские праздники, магазины игрушек, другие хлопоты. И ещё дети в этот период не болели. Если же ребёнок заболел, то успокоить и вылечить его – не только время, но в первую очередь сильная эмоциональная нагрузка.

И, знаете, после подсчётов я как-то успокоилась. Потому что нельзя требовать от женщины на её «второй» работе такой же эффективности, как у «бездетного» коллеги.

И клиенткам на консультациях я часто предлагаю записать, что они делали. Потому что приготовить три раза в день еду на дополнительных трёх человек – это многочасовый труд повара. Убрать после детей, постирать и поутюжить их одежду – многочасовый труд домработницы. Сделать с ребёнком уроки – труд репетитора. Отвезти ребёнка на кружок, дождаться, привезти домой – это труд таксиста. Вылечить заболевшего ребёнка – труд медсестры. И часто женщинам в этой работе отец детей и/или муж вообще не хочет помогать. В лучшем случае берёт на себя 20% нагрузки.

Конечно, где-то бывают идеальные мужья, которые все заботы берут на себя. В реальной жизни я не встречала, но верю, что они существуют. Среди моих знакомых занятия с детьми и быт в основном на женщинах, а муж немного «помогает».

И в ситуациях, если в семье финансовые конфликты или упрёки в адрес неработающей в декрете жены, то я предлагаю ей неделю или месяц записывать, кем и сколько времени она работает дома. А потом посчитать в деньгах, сколько бы стоило мужу на эти работы нанять других людей. И показать ему результат подсчёта.

Если же у женщины есть основная работа, на которой ей надо заработать деньги на оплату жилья, покупку продуктов, бензина и одежды, оплату кружков, оздоровительных лагерей, покупку техники, то ей пора начать ценить себя. Ведь карьерные результаты пропорциональны вложенному времени и энергии. А если вы ночь не спали с заболевшим ребёнком, то не стоит требовать от себя невозможного. Дети вырастут – наверстаете. Лучше отдохнуть.

yurkovskaya: Психолог Ольга Юрковская (Default)
 

 

Уместно ли делать замечания чужим детям? Как не задеть при этом родителей (если это мелкие дети друзей, например)?




По поводу детей знакомых я сторонница примерно такого же отношения к ним, как я бы относилась к взрослым. То есть у меня нет права поучать, нет права делать замечания с позиции мамы этих детей. Но у меня есть право, даже если я увижу взрослого, который мне мешает, ведет себя неадекватно, шумно и т.д., у меня есть право высказаться, насколько это мне неудобно, насколько его поведение нарушает нормы приличия и т.д.

В принципе, если это поведение находится в рамках социальных норм, просто вам оно не нравится — например, дети на детской площадке бегают и громко шумят — это в рамках социальных норм. Значит, на детскую площадку будет ходить няня, которую шум не напрягает, а я туда ходить не буду. Понятно, что я не стану что-либо говорить родителям и этим детям.

Другой дело, если ребенок агрессивен — тогда я должна сказать родителям, что их ребенок на моего агрессивно нападает, только не в формате обвинения, а в формате «я переживаю, я беспокоюсь, я расстраиваюсь» (вспоминаем Гиппенрейтер и «я-сообщения»). И только если тот родитель не в состоянии повлиять на ребенка, вы можете и имеете право защитить своего ребенка.

Здесь, меня, конечно, кто-то и осудит, но в ситуации, когда моего ребенка другой ребенок в садике укусил до синяка — до отпечатка зубов, и те родители и воспитательница не могли на это повлиять, то я села на корточки, честно посмотрела этому мелкому в глаза и сказала: «Если ты еще раз дотронешься до моего сына — я возьму вот эти плоскогубцы и все зубы тебе повыдергиваю, чтобы тебе было нечем кусаться». Других детей он еще кусал после этого, моего — нет. «Дошло» с первого раза.

И в этой ситуации мне всё равно на галлюцинации о том, что я могла его как-то травмировать или еще что-то. Нет, я защитила своего сына, я выставила чёткую и понятную для мелкого границу, что моего ребенка кусать нельзя — я его обижать не позволю. И я не считаю, что это должно было стать травмой и т.д. — это нормальное предупреждение о последствиях.

Если дети находятся в пределах социального взаимодействия, то я не стану делать замечания или попрошу как-то через родителей, очень аккуратно — с «я-сообщениями». Если же они нарушают социальные нормы и правила, то я буду разговаривать как со взрослым человеком, как если бы это был парень лет 18, например, или девушка. То есть это будет уважительное, чёткое, но однозначное послание на тему того, что мне неудобно, как мне неудобно, почему мне неудобно — и ссылка на общественные нормы и правила.

Разумеется, это не о двухлетних детях речь. Если речь идет о детях, которым год-два, то они еще неадекватны, если можно так выразиться. Им говори, не говори, а толку — никак это не повлияет на их поведение. В этом смысле не ходите в те «гости», где дети совсем себя ужасно ведут.

Чат: «А родители того мальчика как отреагировали?»

Я думаю, что вряд ли он им это рассказал, так что никак не отреагировали. Но до этого и воспитатели пытались ему объяснить, что кусаться нельзя, и они просили родителей и т.д. Но там у родителей был между собой конфликт, почти развод, и поэтому ребенок себя вел очень и очень агрессивно с другими детьми — из-за проблем в семье.

Но мне мои дети важнее чужих. Как у нормальной самки — я в первую очередь буду защищать своих детенышей. И поэтому то, что у него родители в семье разводятся — мне это никак не интересно. Мне интересно, чтобы мой ребенок возвращался из садика не покусанным, не с огромными синяками с отпечатками зубов по краям, а здоровым и целым. Поэтому в этой ситуации я считаю, что если воспитатели не в состоянии защитить моего ребенка, а те родители не в состоянии повлиять на своего, то пора мне вмешаться.

Вот здесь я бы разделяла непосредственную опасность, например, для здоровья, и вмешивалась бы достаточно жестко, и просто какие-то личные особенности, как у меня непереносимость детского шума. Так я на площадки не ходила — с няней отправляла детей. В развлекательные центры мои дети с кем-нибудь другим ездят и ходят. Билеты могу купить, но отправляю другого взрослого. Потому что находиться в таком шуме мне дискомфортно. Так что надо просто разделять, насколько вы можете спокойно относиться к детскому поведению и к детским проявлениям.

То есть если это угроза здоровью или угроза имуществу — вы имеете право останавливать — но с таким же уважением, как если бы речь шла о совершеннолетних взрослых людях. То, что это ребенок, не означает, что с ним надо грубо общаться, унижать, оскорблять и т.д. Я в этой ситуации могу и на «вы», и такими культурными словами, что мелкие сразу реагируют — послушали и «построились».

Но если речь идет о защите моего ребенка, я запросто могу напугать чужого ребенка, если его родитель сам с ним не справляется или не хочет вмешиваться. В этой ситуации я стану защищать своего ребенка любыми доступными мне методами. Чисто такой материнский у меня подход. Да-да, Евгения, уважительный наезд. Главное, чтобы это шло не с оскорблениями, не через унижение, а как к равному, тогда дети реагируют намного лучше — слышат хотя бы.